ЦБ 07.05
USD 74.58
EUR 89.68

Блокадное молоко

Московский проспект, в годы Великой Отечественной называвшийся Международным, не только входит в число важнейших петербургских магистралей. Он, несмотря на относительную молодость, — хранитель памяти о героической борьбе ленинградцев за свой любимый город в годы блокады.

16 декабря 2013, 11:35
Московский проспект, в годы Великой Отечественной называвшийся Международным, не только входит  в число важнейших петербургских магистралей. Он, несмотря на относительную молодость, — хранитель памяти о героической борьбе ленинградцев за свой любимый город в годы блокады.
 
На Средней Рогатке, на том самом месте, где нынче возвышается Мемориал Победы, располагалась батарея 122-миллиметровых орудий, которая вела контрбатарейную борьбу с немецкой тяжёлой артиллерией, чуть поодаль, на седьмом этаже здания, строившегося как Дом Советов, располагался наблюдательный пункт командующего артиллерией Ленинградского фронта Г.Ф. Одинцова. А неподалёку от Пулковских высот, на Международном пр., 65, работники Первого молочного завода выпускали блокадное молоко.    
 
Спасти детей и раненых!
 
С началом войны в школьных классах, училищах, аудиториях вузов были развёрнуты десятки госпиталей, куда днём и ночью поступали раненые с разных участков Ленинградского фронта. Работали, как и в мирное время, больницы и детские сады (тогда их называли детскими очагами). Раненым и детям кроме овощей, круп требовалось молоко. Хотя бы немного, полкружки, для поддержки ослабевших, выхаживания тяжелораненых.  И гражданские, и военные впоследствии вспоминали о необыкновенно вкусной каше в стационарах, больницах, госпиталях — потому что была она на молоке. 
 
В первые блокадные месяцы сорок первого иссяк молочный ручеёк, питавший предприятия «Ленмолкомбината», в том числе и Первый завод. Молоко — не зерно, не мука, в трюмах теплоходов, барж с Большой земли его не привезёшь. Где выход? По решению Обкома и Горкома ВКП(б) на «Ленмолкомбинате» создали специальную бригаду из научных работников, специалистов-практиков молочной промышленности, высококвалифицированных рабочих. В неё вошли доцент Ленинградского химико-технологического института молочной промышленности А.И. Желтаков, руководитель лаборатории НИМИ А.А. Розанов, начальник Молснаба М.А. Германов, инженер-механик НИМИ В.А. Мелешин, начальник сметанного цеха Первого молочного завода Н.А. Крюков, инженер по оборудованию В.М. Мальгин, слесарь-механик М.В. Уткин, а также специалисты Н.А. Новосёлов и А.Д. Грищенко.
 
Продуктом, наиболее приемлемым для транспортировки с Большой земли и удобным для превращения в молоко и молочные изделия на заводах блокадного Ленинграда, признали пластические сливки. (Нынешние специалисты молочной отрасли в большинстве своём ничего не слышали о них.) Способ изготовления пластических сливок (продукт, промежуточный между сливками и сливочным маслом) предложил талантливый инженер-механик НИМИ Виталий Александрович Мелешин. В налаживании их производства на молочных предприятиях, находившихся за блокадным кольцом, участвовал также Александр Дмитриевич Грищенко. Предложенный способ не требовал сложного оборудования — необходимы были только водогрейная коробка с ушатиками, сепаратор, камера для охлаждения. Одновременно специалисты вели разработки по изготовлению сухого творога и белковых концентратов.
 
Переработка молока в пластические сливки и выработка сухого творога велись вблизи блокированного Ленинграда в основном в Боровичском, Мошенском, Пестовском, Хвойнинском районах. Новая продукция была удобна для транспортировки и могла храниться длительное время. Из одной тонны пластических сливок с добавлением творога получали 20 тонн восстановленного молока!
Применяли пластические сливки при изготовлении сметаны, растительного молока из соевых бобов для детского питания, солодового детского молока. Более четырёхсот тысяч детей остались в отрезанном от мира городе; взрослые, как могли, боролись за их жизнь. Появлялись в Ленинграде и новорождённые. Из-за отсутствия материнского молока очень часто бутылочка из молочной кухни или поликлиники день за днём поддерживала слабый огонёк крохотной жизни.
 
Вторая смена — военная
 
Всего семь лет мирной жизни было отпущено Первому молокозаводу до того дня, когда на его территории стали рваться снаряды и бомбы. Введённый в строй в 1934 году (решение «О постройке завода по обработке молока» в 1931 году  подписал секретарь Обкома партии С.М. Киров) Первый молочный быстро вышел на проектную мощность, перерабатывая 432 тонны в сутки. Многие виды молочных изделий, предложенные учёными, «обкатывались» здесь, на головном предприятии Молкомбината, отсюда они поступали в магазины, больницы, детские сады... 
 
С самого начала войны  Ленинград стал не прифронтовым городом, а осаждённой крепостью с широкой сетью действующих оборонных заводов, научных учреждений, предприятий продовольственного обеспечения, хозяйственных служб. Воздушные налёты следовали один за другим. На заводах, предприятиях, в школах, институтах, учреждениях культуры формировались противопожарные звенья, аварийно-восстановительные отряды. Создали такой и на Международном пр., 65. И его бойцы работали не покладая рук. На молочный завод за годы блокады обрушилось 34 авиабомбы и 140 артиллерийских снарядов. А ведь ещё много раз повреждались паровая магистраль, линии электросети, железобетонные перекрытия зданий. Разбивало стены в цехах.
 
Аварийно-восстановительные бригады работали быстро, от их сноровки зависел пуск линий, выполнение производственных заданий. Тяжёлая, требующая от каменщиков, подносчиков, плотников немалых усилий работа при голодно пайке, который получали все ленинградцы. В 1942 году на заводе от истощения умерли 38 человек.
 
После бомбёжки или артналёта аварийщики без промедления приступали к остеклению производственных помещений, где взрывной волной «вынесло» окна. В иные дни требовалось остеклить или закрыть фанерой до шести тысяч квадратных метров, как писали в отчётах, «световой площади».
 
Нелёгкой была работа и в цехах, укомплектованных в основном женщинами. Мария Васильевна Щербакова и Ядвига Исидоровна Кальчинская в сорок втором работали в соевом цехе. Позже, на вечере ветеранов, женщины сами удивлялись пережитому. Как могли они, ослабевшие от голода, вручную поднимать мешки с соей на пятый этаж. А весили мешки по пятьдесят килограммов каждый!
Многие женщины с молокозавода после работы выходили на вторую «смену». Агитаторы, так их называли тогда, шли в квартиры подшефных домохозяйств, помогали ослабевшим, больным: топили печи, отоваривали карточки, кормили, стирали бельё, устраивали сирот в детские дома. В квартирах с нетерпением ждали работниц завода. 
 
Для работников, одной ногой уже стоявших «там», на заводе был создан стационар. Благодаря ему люди снова возвращались к жизни. А рядом — детсад. Через стационар прошли 200 человек, в детском саду воспитывалось около 100 детей фронтовиков.
Весной 1942-го к жителям более чем 600 квартир окрестных домов пришёл праздник. Рабочие и инженеры завода Горелов, Марченко, Алексеев, Колесников, Красильщик, Петров, Сергунов, Селезнёв, Пугачёв, Томашевич, Шувалов отремонтировали, наладили работу водопровода, канализации. Отпала необходимость ходить за водой на Обводный канал, Фонтанку, Неву.
А весной сорок второго началась блокадная посевная. Молокозавод получил для подсобного хозяйства 8 гектаров земли вблизи Парголово. 
 
С этого участка осенью собрали 56 тонн овощей — более половины урожая передали тресту столовых. На следующий год земельный надел увеличился втрое,  с него сняли 200 тонн капусты, моркови, свёклы...
 
За трудовую доблесть в деле снабжения Красной Армии продовольствием многие рабочие «Ленмолкомбината» были награждены орденами, медалями, в том числе — медалью «За оборону Ленинграда». Среди них — директор завода Рахмалёв, секретарь парткома Краснов, технический директор Локтюков, главный механик Коссовой, мастер сметанного цеха Луданова, мастер соевого цеха Орлова, старый рабочий-стахановец Горелов, укупорщица разливочного цеха стахановка Белова, начальник лаборатории Садокова...
 
Кто считал, сколько жизней спасли масло и молоко заводчан в блокированном городе? Наверное, мы этого никогда не узнаем. По воспоминаниям медсестры одного из блокадных госпиталей Л.С. Разумовской, ложка сливочного масла, разогретого на огоньке вырванных из книг страниц, спасла жизнь умирающего брата-подростка. Несколько глотков блокадного молока поддержали биение сердца не одного раненого бойца, изнурённого старика, ребёнка.  Молока, с которого начинается земная жизнь каждого из нас.
 
Александр СКОКОВ

Комментарии

Comments system Cackle