ЦБ 14.05
USD 74.36
EUR 89.93

Древние свидетели истории Петербурга

В Северной столице растут 200-летние дубы и лиственница петровской эпохи

В культурное наследие города на Неве входят не только памятники архитектуры, но и старые, уникальные деревья, растущие уже не один век. Взглянуть на Северную столицу и ее прошлое с необычной стороны помогут новые экскурсии «Живые свидетели истории». По Васильевскому острову, а также по Адмиралтейскому и Центральному районам прошла ознакомительная экскурсия. Организаторы проекта показали прессе будущие туристические маршруты, обсудили с журналистами и общественными деятелями работу по сохранению старых деревьев и садов, ставших украшением исторического центра Петербурга.

Проект некоммерческий, реализуется при поддержке гранта Президента РФ на развитие гражданского общества. В нем участвуют краеведы, сотрудники Русского музея и Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета, а также муниципальные депутаты, общественные активисты из объединения «Деревья Санкт-Петербурга» и горожане-энтузиасты. Задача программы – привлечь внимание властей к деревьям, представляющим особую ценность из-за их возраста и причастности к истории.

- Люди тянутся сейчас к интересным, нестандартным маршрутам, - поясняет координатор проекта «Живые свидетели истории» Федор Резванов. - Я сравниваю это с последней модой – с прогулками по крышам. У нас будут прогулки не по деревьям, конечно, но от дерева к дереву.

Фото: Курьер-Медиа / Юлия Арзуманова. Федор Резванов рассказывает о старейших деревьях Румянцевского (Соловьевского) сквера

Как граф у купца имя отнял

Первый из шести экскурсионных маршрутов получил название «Великие дубы». Он проходит по Василеостровскому и Адмиралтейскому району.

Самые старые из дубов на Васильевском, согласно легенде, были посажены по приказу Александра I и сохранились до нашего времени, став свидетелями событий, перемен, испытаний города на Неве с XIX по XXI век. Три дуба стоят на Большом проспекте В.О. неподалеку от Андреевского собора - у домов 25-27-29 по Большому проспекту и немного восточнее, у дома 8/4. Их возраст различается от 150 до 200 лет, так что старший великан из этой группы действительно застал александровскую эпоху.


Фото: Курьер-Медиа / Юлия Арзуманова. Кроме Румянцевского обелиска, в саду установлены скульптурные фонтаны, концертный павильон, бюсты художников Репина и Сурикова.

В Румянцевском саду на углу Университетской набережной и 1-й линии растут дубы и другие вековые деревья, которые помнят основателя сада - купца первой гильдии Степана Соловьева, владельца двух домов на Румянцевской площади. Он на свои средства создал сквер в 1867 году, лично сажал деревья вокруг обелиска, установленного в честь побед полководца екатерининских времен - графа Румянцева-Задунайского. Место обустраивали для культурного отдыха и прогулок горожан.
По сведениям историков, Петербургская городская дума после смерти купца Соловьева решила в память о меценатстве и других заслугах Степана Федоровича назвать Соловьевским садом сквер на Румянцевской площади. Жители острова даже хотели поставить здесь его бюст. Но император Александр II почему-то не ответил на отправленные ему ходатайства, а горожане и чиновники не решились докучать монарху повторными просьбами. Так дело и застряло под канцелярским сукном. Поэтому название сквера не было закреплено и использовалось лишь неофициально, а после революционных потрясений его забыли. После неоднократной смены имен сквер стал Румянцевским.


Фото: Курьер-Медиа / Юлия Арзуманова

Планировку будущего Румянцевского сада разработал архитектор Николай Ковригин, и он же создал эскизы чугунной ограды. Ограду изготовили на петербургском чугунолитейном и механическом заводе Сан-Галли. В 1870 году сад был передан городу. В 1927 году садовый мастер Рудольф Катцер сделал перепланировку, уменьшив число дорожек.
Кроме великанов-дубов, которые посадил в 1867 году основатель сада купец Соловьев, сейчас здесь растут ясень, американский клен, лиственница, тополь, ива, жимолость.

Лиственницы Петра I

Другие туристические маршруты, по которым смогут гулять любознательные петербуржцы и гости города, пролегают по Петроградской стороне и Центральному району, в том числе охватывают Таврический сад и дворы Лиговского проспекта. Экскурсионный путь, проходящий по Летнему и Михайловскому саду, называется «Русский музей». В Летнем саду гид пригласит участников экскурсий полюбоваться на лиственницу, которой 295 лет. То есть она ненамного моложе Петербурга, дерево посажено в год смерти Петра Великого. Исследование, которое провели сотрудники Русского музея в рамках проекта, стало настоящим открытием. Лишь в октябре 2020 года выяснилось, что истинный возраст лиственницы отличается от ранее установленного почти на век! До этого считалось, что ей всего 190 лет.


Фото: Курьер-Медиа / Юлия Арзуманова. Заведующая сектором мониторинга зеленых насаждений садов Русского музея Екатерина Жукова

В Михайловском саду подробный осмотр деревьев провели Ольга Черданцева, Виктор Мельников и Екатерина Жукова - специалисты, занимающиеся сохранением и социокультурным развитием зеленых насаждений Русского музея. Они рассказали, что Петр I с особым трепетом относился к лиственницам, поэтому лично императором был издан приказ о создании будущей Линдуловской рощи. Представители музея отметили, что в последние двадцать лет от голландской болезни гибнет большое количество вязов, однако в Летнем саду дерево этой породы находится в хорошем состоянии.

В любую из экскурсий по этой программе можно будет отправиться и самостоятельно. В рамках проекта «Живые свидетели истории» создано приложение «Гид», которое поможет самостоятельно пройти по выбранным адресам, узнать историю того или иного дерева. В нем можно будет получить маршрутный лист с геолокацией, фотографиями деревьев и подробным описанием каждого из них.


Фото:Курьер-Медиа / Юлия Арзуманова Заведующий сектором социокультурного развития садов Русского музея Виктор Мельников

Дерево как памятник

Дополнительные подробности о сохранении деревьев рассказали специалисты различного профиля: Алексей Лебедев – второй координатор проекта «Живые свидетели истории», Леонид Леонтьев – специалист Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета, Елена Приходько – начальник управления историко-культурных ландшафтов Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников, (КГИОП) и Андрей Рейман – главный специалист отдела сохранения исторической среды центральных районов КГИОП, председатель Совета по ландшафтной архитектуре Санкт-Петербургского Союза архитекторов.

Деревья как и все живые существа, не вечны, а в почтенном возрасте у них возникают различные патологии. Еще с петровских времен в традиции Петербурга вошло бережное отношение к деревьям. Чтобы поддержать их здоровье и продлить жизнь, мастера паркового хозяйства лечат дупла, закрывая их или зачищая, обрабатывают растения фунгицидными и водоизолирующими препаратами, стригут крону для уменьшения парусности и риска обрушения, устанавливают стяжки и иные крепежные устройства.

Оказывается деревьям в парках и в плотной городской застройке расти трудней, чем на просторе. Корни не могут дышать в уплотненном грунте под пешеходными дорожками. Как следствие, развиваются корневые гнили, дерево начинает болеть, и зачастую ему задолго до истечения естественного жизненного срока выносят роковой диагноз, который станет приговором. Если признают дерево безнадежно больным и опасным, то, скорее всего, срубят, чтобы оно не свалилось и не прихлопнуло кого-нибудь.

Депутат одного из петербургских муниципалитетов Дмитрий Прытков предлагает обеспечить взвешенный подход, чтобы не допустить необъективных решений по вырубке без предварительной экспертизы. По его мнению, нужно пытаться сохранять все зеленые массивы, которые только возможно. Для этого нужно, чтобы дерево имело юридический статус. Эту идею поддерживает Алексей Лебедев:

- Проект помог сделать первый шаг, приблизить деревья нашего маршрута к получению статуса охраняемых объектов. Я считаю, что исчезновение деревьев происходит из-за юридической неопределенности. Если мы постепенно будем приближаться к введению правового статуса хотя бы для возрастных деревьев, то придем к выводу, что их сохранение, на самом деле, очень выгодное дело.

Юлия Арзуманова, Елена Антонова

 

Комментарии

Comments system Cackle