ЦБ 22.04
USD 63.96
EUR 71.92

Как коты спасли Ленинград

Тысячелетиями кошки помогают человеку, охраняя его кладовые от посягательств грызунов.

Однако был в длинной истории существования усатых-полосатых случай, когда они реально спасли людей от голода. И не одного-двух человек, а целый город.

Речь идет о Ленинграде, только что пережившем блокаду, в который стали завозить продовольствие. Но сохранить запасы еды оказалось практически невозможно: на них тут же набрасывались многочисленные грызуны, рвали мешки с мукой, зерном, сахаром, сушеными мясом и рыбой. А противостоять этой орде было некому. В блокадном городе совсем не осталось кошек. Многие ленинградские семьи могут рассказать страшные истории о том, как приходилось убивать домашних любимцев или просто чужих зверьков, чтобы сварить из них суп для умирающих от голода близких. После войны эти люди обязательно брали в дом кошек — чтобы загладить свое чувство вины перед всем кошачьим народом. 

Очень немногие усатые-полосатые пережили блокаду, убежав из дома. Доподлинно известен только один кот по имени Максим, который не был пущен на еду, оставаясь полноценным членом семьи Вологдиных. Максим дожил до 1957 года и умер в 20-летнем возрасте, будучи местной знаменитостью. 

Помощники из Ярославля и Сибири

Когда не стало кошек, наступило полное раздолье для крыс. Поскольку они абсолютно всеядны, то неубранные тела умерших от голода людей служили им кормовой базой. Они нападали и на живых еще, но сильно ослабленных горожан и к тому же разносили опасные болезни. Очевидцы рассказывали, что иной раз невозможно было войти в парадную — она кишела серыми тварями. Сохранить жалкие запасы еды становилось все труднее.

И вот блокада прорвана, но крысы никуда не делись. Люди в борьбе с ними были бессильны — стрелять по армии грызунов бессмысленно, как и давить их машиной, а в ловушки попадались очень немногие. Тогда из Ярославской области в Ленинград привезли четыре вагона кошек. Их насобирали по всем окрестностям Ярославля, причем предпочтение отдавали пушистым дымчатым зверькам — кошки именно этой породы славились как лучшие крысоловы. Люди не всегда отдавали своих питомцев добровольно, но «собиратели кошек» объясняли местным жителям, для чего нужны зверьки, что их отправляют на героическую борьбу с крысами в помощь голодающим людям. 


1 марта, когда отмечают День кошки, каждый горожанин просто обязан сделать любой кошке что-нибудь приятное: подарить ей что-нибудь вкусное, устроить ее любимый уголок поудобнее или просто поиграть с ней подольше


Когда эшелон прибыл в Ленин­град, за животными выстроилась гигантская очередь. Однако хватило далеко не всем горожанам, хотя стоимость животного в 10 раз превышала стоимость буханки хлеба. Дымчатые яро­славцы мужественно вступили в борьбу с крысами, но силы были неравны. Многочисленные крысиные стада порой заедали насмерть кошек. Тогда на помощь подоспел второй эшелон — сибирский. Люди приносили на сборный пункт матерых сибирских котищ, которые должны были помочь слабеющим израненным ярославцам. И сибирское подкрепление решило проблему грызунов — во всяком случае, настолько, чтобы городские запасы продовольствия мог­ли считаться защищенными. А жители Ленинграда обзавелись новыми любимцами. Таким образом, все современные городские коты и кошки «без родословной» — это потомки героического десанта сибиряков и ярославцев.

Кот Елисей и кошка Василиса

Относительно недавно на Малой Садовой появились две скульптуры, увековечившие подвиг военных крысоловов, — это кот Елисей и кошка Василиса. Во Всеволожске уже несколько лет работает единственный в своем роде Музей кошки, где о блокадных подвигах четвероногих создан фильм. Каждый малыш, живущий в Петербурге, должен услышать эту историю от своих старших родственников и никогда не обижать ни одного зверя из этого славного рода. А 1 марта, когда отмечают День кошки, каждый горожанин просто обязан сделать любой кошке что-нибудь приятное: подарить ей что-нибудь вкусное, устроить ее любимый уголок поудобнее или просто поиграть с ней подольше. Помните: кошачье мурлыканье продлевает жизнь человеку!.

Фото: Максим Мицун / Фотобанк Лори

Комментарии

Comments system Cackle