ЦБ 23.06
USD 73.17
EUR 87.07

Как выживала семья в блокаде. Вода, лебеда и корюшка…

27 января 2020, 23:41

Нет ни одной ленинградской семьи, которой не коснулась бы эта трагедия. За первую блокадную зиму погибло 800 тысяч человек. Сегодня своими воспоминаниями о тех страшных днях делится 84-летняя Зинаида Васильевна Романенкова (Воробьёва).

Когда началась война, семья Воробьёвых была большая. Папа, мама и трое детей, сын-подросток и две дочки, десяти и шести лет. Жили на правом берегу Невы, почти на окраине города. Мать – Александра Петровна и все трое её детей Володя, Мария и Зина чудом пережили блокаду.

Обманули, но не убили

Благо, что жили Воробьёвы почти на самой окраине, ребятишки рвали лебеду, заглядывали и на совхозные поля, где по осени созревала капуста. Срезать капусту категорически было запрещено, но после уборки, если повезёт, можно было найти листья и сварить похлебку. Спасала и вода из Невы, благо была совсем рядом и бери, сколько хочешь...

- Наш брат Володя наловчился ловить рыбу и к обеду приносил нехитрый улов, - вспоминает Зинаида Васильевна. - Сам вязал с ребятами сети, хорошо шла корюшка и минога. Это был праздник. Из лебеды мама могла приготовить несколько блюд: лепёшки или щи. Но мы были настолько голодны, что никто и не жаловался на однообразие. Большим счастьем была печка. Её отец сделал собственноручно. И если бы не она, то нам бы не выжить! Было и так: кипяток на завтрак, кипяток на обед и кипяток на ужин... Но самое главное - печка! Она меня спасала не только теплом, но и... крупицами глины. Я отковыривала от печки крошку за крошкой и успокаивалась.

Когда мама резала хлеб, я стояла возле неё и не могла оторваться от её быстро мелькающих рук, - говорит Зинаида Васильевна. - Мама сердилась, боялась, что отсечёт мне пальцы. Но я как загипнотизированная не могла отвести глаз. Так хотелось всё время кушать! Котлеты из лебеды - нет ничего лучше. Раздобывали где-то столярный клей и варили его. Тоже - еда... Ещё радость, когда на столе - дуранда. Это такое варево из семечек с шелухой. Хотели эвакуироваться, но не случилось. Зина заболела менингитом, причём очень тяжело. В школе училась трудно, в 4-м классе сидела два года. Помнит, как в День Победы было шумно от радостных криков и музыки. Но когда услышала залпы салюта, заткнула уши и зарыдала. Испугалась, что снова бомбят.

Отец работал на пятой ГЭС, имел бронь. Зимой он расхворался (от истощения) и попал в больницу. Придя через пару дней в себя, съел разом весь накопившийся больничный паек, и организм не выдержал. Через несколько дней отца не стало. Это случилось в январе 1942 года.

Как-то брат с сестрёнкой отправились с карточками за хлебом. Пока они стояли в очереди, к ним подошла женщина и предложила обменять хлеб, который они получат, на картошку. Дети согласились и пошли за женщиной. Шли они очень долго, женщина вела и вела их. Привела детей в какой-то пустующий дом, забрала весь хлеб на четверых и велела сидеть, пообещав принести картошки. Дети сидели, сидели… на дворе уже ночь, но… женщина бесследно исчезла. Обманула. И только к вечеру, чудом нашедшие обратную дорогу, совсем обессиленные, Володя с Машей вернулись домой. Мама, Александра Петровна, уже не знавшая, что и подумать, была счастлива, что дети живы.

Ткачиха и депутат в одном лице

Послевоенное время было не менее трудное. Досыта ели нечасто, надеть было нечего. Едва закончив восьмилетку, Зина пошла работать на ткацкую фабрику. Пела в хоре. Активная и доброжелательная, умела ладить с окружающими. Вышла замуж за работящего парня Николая, родился сын. С квартирами было трудно. Помогла тетя Паня, которая второй раз выступила в роли доброго ангела. Ещё во время войны маленькая Зина потерялась в городе, заблудилась и не помнит, как плутала, но тетя Паня чудом её отыскала. Она пережила немецкую оккупацию у себя на псковской земле. Была великой труженицей и скопила мелочью (!) тысячу рублей от продажи зелени овощей и отдала эти деньги своей племяннице Зиночке, чтобы та сумела внести взнос за кооперативную квартиру.

- Работу я любила, отдавалась вся, - говорит Зинаида Васильевна. - Зачастую работала в три смены. Выпускали сукно. Я обслуживала четыре станка, крутилась как белка в колесе. Моя задача была не только следить за ниткой, чтобы не рвалась, но и не пропустить брак в полотне сукна. Вступила в ряды КПСС, стала коммунисткой, и меня выбрали депутатом районного совета. Оттрубила три созыва. Семья меня не видела, да и муж тоже пропадал на своем заводе, слыл знатным токарем, а затем и мастером цеха. Семейный стаж - 40 лет. На заслуженный отдых ушла в 1991 году. И в этом же году фабрика приказала долго жить...

Брат и сестра также создали свои крепкие семьи, жизнь сложилась благополучно, вырастили и поставили на ноги детей. Володя всю жизнь трудился на той же 5-й ГЭС, что и их отец. Мария работала почтальоном, а затем на складе крупного объединения «Заря». Мама Александра Петровна дожила до почтенного возраста, умерла в возрасте 80 лет. Несмотря на подорванное здоровье, дети блокады смогли дожить до глубокой старости. И вопреки тяготам жизни, сумели пронести через всю жизнь умение благодарить. Главное, за то, что судьба была милостива - они выжили в эти чудовищные 900 дней. Выжили вопреки и для... Ради жизни... Зинаида Васильевна и в свои 84 не теряет присутствие духа. Вопреки всем превратностям судьбы. Муж ушел из жизни 12 лет назад. Более 20 лет как нет ее единственного сына, он скоропостижно скончался... Но её не забывают. Невестка и внуки часто навещают её, а единственный правнук Владислав радует хорошими оценками, спортивными достижениями и, крепко обняв, признается в любви...

Лариса Южанина
Фото автора  и из архива З.В. Романенковой
 

 

Комментарии

Comments system Cackle