ЦБ 28.02
USD 65.61
EUR 71.65

Кризис среднего возраста

Стержнем премьеры БДТ им. Г. А. Товстоногова «Лето одного года» по пьесе Эрнеста Томпсона «На Золотом озере» является исключительно мастерство актеров старшего поколения.

21 января 2011, 14:46

Стержнем премьеры БДТ им. Г. А. Товстоногова «Лето одного года» по пьесе Эрнеста Томпсона «На Золотом озере» является исключительно мастерство актеров старшего поколения.

В этот раз герои режиссера Андрея Прикотенко, основной темой которого является юность как «праздник, который всегда с тобой», давно перешагнули семидесятилетнюю планку. Лето они проводят вдали от мегаполисов, на озере, где гагары никого не боятся и время кажется замершим.


Друг с другом пожилые супруги: Норман (Олег Басилашвили) и его жена Этель (Алиса Фрейндлих), называющие себя «людьми среднего возраста», сосуществуют премило, а вот в отношениях с дочерью, которая несколько лет не жалует родителей посещениями, у отца проблемы...

Сценический павильон, созданный художником Ольгой Лукиной, по-началу кажется слишком большим для двух актеров. Ощущение усугубляют первые минуты действия, когда задник павильона «назначается» экраном, на котором мелькают то помесячная датировка событий, то портрет дочери, то прочие символико-ностальгические изображения. С изображениями в основном «общается» герой Басилашвили.

Героиня Фрейндлих предпочитает грезам и воспоминаниям реальность в окне, выходящем на озеро. Этель, как любая женщина, деятельна: не сидит без дела и искусственные стимулы к жизни ей не требуются. Она ходит на прогулки в лес, таскает мебель и ковры, протирает пыль, гоняет паука, поселившегося на люстре, и понемногу заполняет собой казавшееся избыточным пространство… А вот Норман, как любой пожилой господин, уже сдавшийся старости, нуждается в серьезной мотивации любого рода деятельности. Достаточно взглянуть, как играет Басилашвили крошечную сценку разувания, с возрастом ставшего для него проблемой…

К юбилею отца в дом на озере приезжает бездетная доселе Челси (Варвара Владимирова) и подкидывает родителям сына своего нового мужа. Времена боязни появления детей на сценах наших театров давно остались позади: молодой человек лет двенадцати по имени Андрей Хржановский вполне справляется со своей ролью компаньона для старого джентльмена и партнера блистательных актеров.

С обретением названного внука существование Нормана обретает смысл. Но для Этель единственным смыслом жизни всегда был и остается сам Норман. Вся нежность, вся любовь и вся психологическая зависимость от мужа одномоментно обнажаются Алисой Фрейндлих в сцене сердечного приступа Нормана, пожелавшего прихвастнуть перед женой своей физической силой.

Дыхание зала, не ожидавшего в довольно ровном спектакле такого психологического накала, замирает… Интересно, а кто из петербургских актеров подлинно среднего возраста мог бы заставить зал не дышать в течение четырех-пяти минут? Ответ на этот вопрос растворяется на заднике спектакля Прикотенко «Лето одного года» вместе с силуэтами Басилашвили и Фрейндлих.

Екатерина ОМЕЦИНСКАЯ

Комментарии

Comments system Cackle