ЦБ 29.11
USD 75.86
EUR 90.46

Не забудьте прислать донос в ФСБ

Как карают по закону Яровой за «пассивный терроризм»

Чем шире у гражданина круг знакомых, тем больше шансов попасть под уголовное дело за недонесение на них. И неважно, что вы не виделись с давних пор. В судебной практике «закон Яровой» применяется и с обратной силой. Не догадался куда надо настучать - штраф или срок, плюс клеймо террориста на оставшуюся жизнь.

В Петербурге гражданин ожидает приговора за подругу, уехавшую из страны шесть лет назад. Следственные органы считают, что Шамиль Гаджиев обязан был известить силовиков об отъезде некой Мухамбетовой на Ближний Восток, где женщина примкнула к запрещенной группировке боевиков. Молчание Гаджиева привело к уголовному обвинению по статье 205.6 УК «недонесение о террористической деятельности».

Для преступления по террористической статье нужен умысел, но подобрать такие улики проще простого. Для подтверждения знакомства с бунтарями достаточно общения по телефону или переписки в соцсети. Интернет помнит все. В обвинении утверждается, что Гаджиев, «имея умысел на сокрытие сведений, заключающийся в пассивном поведении и нежелании действовать в интересах Российской Федерации, не обратился в органы власти и не сообщил о преступной деятельности [участницы незаконных вооруженных формирований]».  Органы власти усмотрели вред в том, что они из-за скрытности гражданина «были ограничены в возможности своевременно пресечь террористическую деятельность Мухамбетовой на территории дружественного государства».

Если сличить даты, выходит, что мужчину карают за бездействие, которое в момент поступка его знакомой не подпадало под статью о недоносительстве. Этой статьи еще не было в Уголовном кодексе. Сторонница повстанцев выехала в Сирию  летом 2014 года - за два года до того, как были введены поправки Яровой-Озерова. Но это не спасло россиянина от ареста. Дело о «пассивном терроризме» будет слушаться в Смольнинском суде.

В июле 2016 года «пакет Яровой» дополнил Уголовный кодекс новым составом преступления - несообщение о деятельности террориста.

В обнародованных деталях обвинения  недоносчика не уточнено, получал ли он вести из Сирии. Но по мнению следователей, господин Гаджиев изначально знал о вступлении соотечественницы в запрещенное ИГИЛ и держал это в тайне. В Северной столице он обосновался с марта 2018 года, жил на Лиговском проспекте. За ним пришли утром 14 августа. Расследование уложили в два с половиной месяца. Как рассказали в Объединенной пресс-службе судов Петербурга, дата рассмотрения пока не назначена.

По статье о террористическом умолчании можно наказывать с 14 лет. Закон Яровой прозвали законом Павлика Морозова, хотя он не обязывает к доносам на супругов и близких родственников.

Одну из опасностей карательной статьи юристы видят в том, что следствие не утруждает себя доказательством умысла, а суды не вникают досконально в суть дела и штампуют приговоры. Такая практика ведет к злоупотреблениям - например, статья легко применима для следственного шантажа, чтобы раскручивать «террористические» дела, ею можно давить на дальних родственников, знакомых и сослуживцев, выбивать из них нужные показания. 

«Для привлечения к уголовной ответственности по статье 205.6 УК РФ обвинителям будет достаточно доказать, что гражданин был знаком с обвиняемым в терроризме, а значит, не мог не знать о готовящемся преступлении», - предостерегал в 2016 году адвокат Иван Павлов, руководитель «Команды 29».

Первые приговоры по закону о недонесении начинаются с 2017 года. Согласно официальной статистике, не был оправдан ни один из 110 человек, попавших под суд с 2017 по 2019 г. Двое приговорены к колонии, двое получили условные сроки, остальным назначены штрафы в пределах 100 тысяч рублей.

Главная же коллизия состоит в том, что закон требует доносить «на всякий случай», по одному лишь подозрению.
«Статья 205.6 УК РФ  порождает в обществе сомнения в презумпции невиновности окружающих. Уровень недоверия между людьми будет расти, усугубляя и без того напряженные общественные отношения. Есть опасение, что благодаря этой статье некоторые граждане увидят терроризм там, где его нет, и отправятся писать доносы», -  оценил адвокат Иван Павлов.

Статью безуспешно пытались оспорить во всех инстанциях вплоть до Конституционного суда. Осужденный по ней гражданин доказывал, что не обязан стучать на человека, виновность которого не установлена в судебном порядке. В 2018 году КС отказал ему, заявив, что норма не затрагивает принцип презумпции невиновности.

Штраф в 70 или 100 тысяч рублей сам по себе немал, но страх недоносительства усилен катастрофой жизненных перспектив. Судимость влечет ограничения в правах, с «волчьим билетом» можно будет устроиться далеко не на всякую работу. Статья была принята под предлогом борьбы с терроризмом, но оказалась пригодна как инструмент, чтобы терроризировать общество.

КСТАТИ
Ранее «Курьер-Медиа» рассказывал, как однокурсник Владимира Путина по ЛГУ, петербургский пенсионер попал под обвинение в терроризме. За перебранку с мобильным оператором и резкую фразу «взорвать бы вас надо» Брониславу Васильеву натянули статью «ложное сообщение о теракте на объекте связи». Ему обещают лишение свободы или штраф, который с пенсии не выплатить и до ста лет. Судебное заседание состоится 20 ноября.

 

Фото: Объединенная пресс-служба судов Петербурга. Дело о терроризме охватывает круг знакомых и сослуживцев главного фигуранта

 

Комментарии

Comments system Cackle