ЦБ 05.12
USD 73.74
EUR 83.24

Петербуржцы пишут по-японски

Каллиграфия издавна стала искусством психологического саморазвития

29 октября 2021, 19:03

В лаконичных, таких простых на первый взгляд иероглифах заключено слово, чувство и мудрое мировоззрение, образ жизни. Два мастер-класса по японской каллиграфии прошли в муниципалитете Дворцового округа. Местные жители, взрослые и дети ознакомились с историей и особенностями японского письма и увлеченно выводили кисточками черты на бумаге. Занятия проводила Елена Скрипко, востоковед, преподаватель японского и английского языков.

Взрослые и дети разбились на отдельные группы. Как отмечали на занятиях жители округа, детям подобные мастер-классы особенно интересны, ведь ребята увлекаются сейчас аниме, а это тоже творчество Страны восходящего солнца. Конечно, можно учиться и по интернет-показам и пошаговым инструкциям, но вживую — совсем другое дело. Да и общение тоже важно, так урок приносит больше удовольствия, а понять и усвоить все гораздо легче. Специалист рассказала об изготовлении рисовой бумаги и том, как японцы переняли в шестом веке у Китая технику письма и привнесли в нее свои особенности. Самураи совершенствовались в каллиграфии как искусстве психологического саморазвития.

В каллиграфии есть четыре сокровища: тушь, тушечный камень (наподобие чернильницы), рисовая бумага и кисть. Тушь с древних времен делается из угля и воды с добавками клеящих смол. В Японии есть семья, для которой изготовление туши является делом жизни на протяжении веков. Кисточки бывают разных размеров. Для начинающих — 2–3 см. Все они в сухом состоянии распушенные, но только макнешь — рабочая часть приобретает каплевидную форму, сужающуюся к концу. Есть жесткие внутри и мягкие снаружи, сделанные из двух материалов: из упругого ворса (обычно кабанья щетина, используется и синтетическая нить), а внешняя часть из конского или козьего ворса.

Рисовая бумага делается из вываренных и перемолотых в однородную массу стеблей. Но начинающие тренируются сперва на обычной бумаге и, лишь овладев азами мастерства, начинают работать с рисовой.

Само движение в японской каллиграфии выполняется по-особому. Надо правильно держать тело: ровная спина, предплечье и плечо параллельно рабочей поверхности. Кисточка перпендикулярно столу и опускается стоймя словно падающая стрела. И ставит каплю — точку. Каждое движение на бумаге начинается с точки, и закончить линию тоже надо уверенной точкой. Новички обычно делают загнутый-смазанный конец черты, такие ошибки иронично зовут «клюшками».

По-японски точка — «томэ», стоп-момент. Ведем кисть плавным движением, перенося нажим с кончика на пятку. Порядок черт тоже важен. Как отметили участники, такие движения поначалу выполнять трудновато, и тем, кто учился рисовать, даже сложнее, привычка тянет ставить кисть под углом. Иероглиф пишется сразу весь, его нельзя подрисовывать, подправлять. Эта работа требует терпения и выражает состояние человека, душевное равновесие. Нужен хороший глазомер, чтобы уместиться в отведенном пространстве.

Дети, упражняясь над линиями, допытываются у мастера: когда же перейдем к иероглифам?

Вначале были знаки «земля» и «самурай». Два эти иероглифа очень похожи и различаются пропорциями, длиной линий.

— Самый крутой [иероглиф], дома в рамочке повешу! — любуется на свою работу пятиклассник. В соседней комнате столь же усердно корпят над бумагой с кистью взрослые участники занятия.

Мастер каллиграфии показывает, как пишется «лошадь» у китайцев и японцев: есть и сходство, и различия. Да и сам японский язык включает множество диалектов и наречий. На островах говор настолько неодинаков, что жители разных частей страны не понимали бы друг друга, если бы их не связывал официальный язык, токийский диалект.

Иероглиф — знак краткий и емкий. Выразить образы, мысли, отношения можно в трех или пяти чертах. Есть и иероглифы-слоги. Это система знаков разного происхождения, а в основе — китайская письменность, которой более 4 тысяч лет. Министерство образования Японии установило, что каллиграфия развивает моторику и аналитическое мышление. Это не просто красивое письмо, но отражение состояния, способности к жизнерадостному настрою и успеху.


Шедевры каллиграфии преподаватель заверяет специальной печатью

Елена Скрипко выросла на Дальнем Востоке, училась в Хабаровске, а потом и в Японии.

— Я не призываю к жизни дзен-монаха, но убеждена, что наблюдать за настроем, ходом мыслей, учиться им управлять необходимо для счастья и хорошего качества жизни, — говорит она. — Мне хочется видеть горящие глаза и разжигать вдохновение!

Петя, пятиклассник:
- Нам очень понравилось. Мы надеялись, что будут более прикольные, сложные иероглифы, но, как я понял, для этого надо больше упражняться.

Гоша, его брат, 4-й класс:
Я узнал про самураев, про землю, и узнал, как пишется мое имя на японском и китайском, потому что их письменность похожа.

Участница мастер-класса в муниципалитете Тамара Михайловна Вернидуб:
- Мы получили представление, как делается бумага, какая кисточка, тушь, такие мелочи, которые составляют искусство. Сделанный на рисовой бумаге иероглиф останется нам на память. И если многих это направление заинтересует, можно продолжать ознакомление с культурой Японии. Искусство каждого народа отображает его мировоззрение, нам нужно это познавать, чтобы обогатить свой внутренний мир.

Дмитрий Полянский,
фото Андрея Сергейко

Комментарии

Comments system Cackle