ЦБ 18.06
USD 72.5
EUR 86.7

Полиция задерживает насмерть

Почему петербуржцы гибнут в отделах МВД «без согласия на медпомощь»

Житель Петербурга провел ночь в полиции и не вышел оттуда живым. В конце прошлой недели родные и друзья простились с 55-летним Вячеславом Владимировичем Мончаковским, который скончался в 70-м отделе УМВД по Невскому району. Это не первое происшествие, когда органы внутренних дел задерживают граждан и потом выдают семье труп. «Курьер-Медиа» ознакомился с причинами, по которым пребывание в полицейском участке может стоить жизни. Порядок работы с административно задержанными не позволяет вовремя оказать им медпомощь в критической ситуации.


Фото: Иван Петров. Снимок носит иллюстративный характер

Жесткое отрезвление

Стражи порядка забрали Вячеслава Мончаковского 8 марта из-за бытового скандала. Он снимал жилье в ЖК «Рио» на Союзном проспекте, д.4 и вступил в конфликт с владельцами, представителями фирмы-застройщика. Арендная плата, по словам близких, была внесена за два месяца вперед, но бизнесмены решили выставить квартиранта за дверь.
Обстоятельства событий рассказал друг и сослуживец погибшего Константин Дашкевич, совместно с которым Вячеслав Владимирович занимался крупными инвестиционными проектами в сфере недвижимости и строительства. В.В. Мончаковского знали как энергичного и успешного организатора деловых встреч. По словам близких, у мужчины проявлялась невоздержанность к спиртному. Поэтому с ним в квартире жила 84-летняя мать, присматривая за ним и стараясь не допустить запоя.

Утром 8 марта Вячеслав Мончаковский выпил и повел себя шумно. Кто-то из соседей пожаловался собственникам квартиры. Те прибыли в 10 часов и потребовали немедленно освободить помещение. Друг приехал помочь и пытался уладить дело миром, вызвал нарколога. Вячеслав Владимирович не дал себя осмотреть, реагировал яростно от хмеля и от возмущения, что арендодатели выгоняют его вместе с престарелой матерью на улицу. Далее он почувствовал себя плохо и жаловался на зашкаливающий пульс, под 200 ударов в минуту. Вызвали скорую помощь, но медики не стали заниматься больным, видя возбужденно-агрессивное состояние. Прибывшая позднее бригада психиатрической службы заявила, что это не их случай. А владельцы квартиры вызвали полицейский наряд.

Патрульно-постовая служба полиции забрала мужчину около 16 часов и увезла в 70-й отдел. Больше близкие не видели его живым.

- Медики от него отказались, мы не стали возражать против отправки в отдел, - рассказывает Константин Дашкевич. - Нам казалось, что под присмотром полиции ему будет безопаснее, сотрудники МВД в случае ухудшения окажут помощь и вызовут врача. Но получилось наоборот.

Сотрудники 70-го отдела поместили задержанного в изолятор временного содержания, несмотря на скверное самочувствие. Это могло быть вызвано эпизодом с пропажей вещей. Вячеслава забирали из дома с пакетом, где были куртка и связка ключей. Но к моменту оформления задержанного вещи исчезли, и общение, видимо, проходило нервно. Было ли применение силы, осталось за кадром.


Фото: Помещение 70-го отдела полиции Невского района

Умер под охраной

Утром 9 марта близкие стали выяснять, что с задержанным. Начальство отдела взяло паузу в замешательстве. Затем Константину Дашкевичу перезвонил капитан полиции и известил о трагическом исходе.

По утверждению полицейских, ночью мужчине стало плохо, ему вызвали скорую помощь, но он якобы отказался от госпитализации. Вместо больницы его лишь перевели в другое помещение, уложили на топчан. Около 10:15 (или ранее) начался новый приступ - последний.

Обстоятельства смерти сотрудники отдела раскрывают противоречиво. По одной версии, задержанный так и не дождался врача. По другой, официальной версии он умер в присутствии бригады медиков. Разбирательство проводили сотрудники СКР и собственной безопасности полиции. В документации все сводится к сердечной недостаточности.

Как рассказал агент по похоронам, лицо покойного было сиреневого цвета, потребовалось много грима.

Друзья Вячеслава выяснили у сотрудников полиции причину запоздания медпомощи. Правила не позволяют допустить скорую к задержанным, не обеспечив защиту врача от возможной агрессии. Бригада приехала, а с вызовом ППС вышла заминка. Это затормозило доступ медиков к умирающему.

- Вряд ли кого-либо из отдела привлекут к ответственности, - оценил перспективы дела юрист-криминолог, профессор, заведующий кафедрой уголовного права в РГПУ им. А.И. Герцена Яков Гилинский. - Но с полицейских можно спросить за оставление в опасности, статья 125 УК РФ. Также здесь можно усмотреть воспрепятствование оказанию медицинской помощи, статья 124.1 УК РФ.

Мама погибшего не участвует в разбирательстве. Женщина потрясена потерей сына и сама нуждается в медпомощи.

Близкие Вячеслава склоняются к выводу, что случай типичный, дело не в конкретных сотрудниках, а в сложившейся порочной системе. Вытрезвителей сейчас не существует, а в полиции нет медицинского наблюдения. Человека не отправляют из участка в больницу, если он не может самостоятельно подписать согласие. Поэтому сидеть в полицейском «аквариуме» оказывается рискованнее, чем в тюрьме.

- Нам не оставили шансов его вытащить, - комментирует Константин Дашкевич. - Любой человек может погибнуть в полиции из-за неоказания врачебной помощи.

Три недели назад умер в 75-м отделе полиции Невского района 29-летний петербуржец Алексей Кустов. Он пришел туда для разбора дела о езде без прав. Его по сомнительным основаниям задержали и оставили ночевать под замком до суда. По версии полиции, парень упал с койки и травмировался. Как сообщает «Новая газета», семья увидела у погибшего гематому на лбу, кровоподтек на скуле и синяки на шее. Причиной смерти указана сердечная недостаточность.

В феврале 2018 года в изоляторе 23-го отдела полиции Невского района скончался от удушья Рустам Клычев, задержанный в нетрезвом виде. Он успел, сидя в полицейской машине, отправить сообщение, что его избили силовики.

Представители УМВД по Невскому району не комментируют причины смертности задержанных. Капитан Игорь Тарасов, сообщивший о несчастном случае 9 марта, перестал выходить на связь. Он пообещал разъяснить журналисту обстоятельства происшествия, но не явился на встречу, сославшись на занятость. В предварительном телефонном разговоре офицер не отрицал, что задержка медпомощи в 70-м отделе могла произойти из-за недопуска врача к больному без сопровождения силовиков.

Редакция надеется, что руководство 70-го отдела и регионального главка продолжит диалог, чтобы обсудить предотвращение новых подобных случаев. Скрытность и безнаказанность только расширяют произвол. «Сердечная недостаточность» - универсальный диагноз, подойдет всем жертвам правоохранительных органов, сколько бы их ни ушло на тот свет в изоляторах временного содержания.

 

 

Комментарии

Comments system Cackle