ЦБ 22.03
USD 63.74
EUR 72.79

Скандалами да расходами. Чем запомнится городу Серезлеев

Чем запомнится журналистам глава Комитета по печати Санкт-Петербурга Сергей Серезлеев

27 декабря - ИА News. В отношениях руководства петербургского Комитета по печати с районными СМИ назревает конфликт из-за передела рынка путем административного вмешательства. На субсидии для малой прессы претендует структура, особо приближенная к главе ведомства. В результате передачи в другие руки три из восемнадцати газет (а возможно, и остальные тоже) могут остаться без опытных местных журналистов и утратить то качество, за которое их ценят жители районов.
В конце декабря уходящего года редакцию петербургского издательства «КУРЬЕР-МЕДИА» потрясла новость: контент для трех из шести районов якобы будет готовить АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки», далекая от текстов про жителей питерских районов (что называется, «совсем не в теме»), а не привычные районные редактора, десятилетие приписанные к определенной локации. Кроме того, контракт на выпуск районных изданий в 2019 году со всеми редакциями в городе заключили только на январь, в отличие от прежних лет, когда график выхода изданий был известен заранее. Редакции «районок» обсуждают самые разные пути развития событий: от увеличения выпускаемых АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки» общегородских полос в районных газетах с четырех до восьми – до перевода части средств для изготовления контента без конкурса под АНО… Очевидно одно: мысль увеличить себе самим доход от распределяемых на рынке СМИ бюджетных средств у кого-то в голове в Комитете по печати булькает, комбинации просчитываются.

Причем делается это явно не из стремления повысить качество и содержательность изданий. Решение о передаче подготовки контента в нескольких районных СМИ в пользу АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки» (далее в тексте просто АНО), распределяющего эти же бюджетные деньги, выглядит особо нелепым на фоне того, что журналистка «КУРЬЕР-МЕДИА», корреспондент газеты «Ижорская перспектива» в Колпинском районе,  в этом году заслужила премию Правительства Санкт-Петербурга. Это ли не показатель качества издания и квалификации той команды, что работает там сейчас?

Уже привыкшие к несоответствию между словами и поведением руководства Комитета по печати журналисты «Санкт-Петербургского Курьера» заглянули в Закон о бюджете Санкт-Петербурга на 2019 год. И тут все стало ясно. В 2019 году в два раза увеличиваются расходы на выпуск районных газет Петербурга, частично будут подняты тиражи. АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки», где Сергей Серезлеев – председатель правления, получит 111,152 млн рублей на печать малой прессы в 2019 году, против 57 млн рублей в 2018 году, 54 млн в 2017 году, 50 млн в 2016 и существенно меньших сумм ранее. Чем дальше в лес, тем больше интерес.


 От конца к началу

В 2016 году восемь издателей: ООО «ИД «КУРЬЕР-МЕДИА», ООО «Студия Вариант», ООО «Центр делового развития», автономная некоммерческая организация «Редакция «Царскосельской газеты», ООО «Типография «Премиум пресс», ООО «Редакция районных и муниципальных газет», некоммерческое партнерство «Редакция газеты «Кронштадтский вестник» и ООО «АРСИС» выиграли конкурс на подготовку контента и создание оригинал-макетов для изданий в 18 районах Санкт-Петербурга в течение 2017 года. В 2017 году конкурс не проводился, контракт на следующий год продлялся автоматически.

В 2016 году конкурс провело АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки», ранее не замеченное в распределении бюджетных денег, а управлявшее недвижимостью Дома журналиста. До этого с 2004 по 2015 год бюджетные деньги на конкурсной или аукционной основе распределял Комитет по печати Правительства Санкт-Петербурга, что, в общем-то, было вполне логично. Но с приходом Сергея Серезлеева на пост главы ведомства все поменялось. Как отмечало интернет-издание «Лениздат.ру» в 2017 году (21.02.2017, «Мифическая оптимизация»), схема проведения конкурсов самой АНО, а не Комитетом по печати лишает возможности узнать, куда идут остатки бюджетных средств после проведенного тендера. То есть до этого момента средства оставались в бюджете администрации района, и администрация должна была отчитаться за неосвоенные деньги. АНО этого делать не обязана. Лазейки в законе в этой части при определенной юридической ловкости дают свободу действий конечному правоприменителю.

К слову сказать, конкурс был процедурой вынужденной и сделан был, скорее всего, для отвода глаз. Конкурсу предшествовал многомесячный скандал, связанный с введенным распределением субсидий для редакций районных газет через АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки», которой вдруг добавили полномочий. Когда издатели малой прессы обратились в Антимонопольную службу с жалобой на отмену конкурса, председатель Комитета по печати Сергей Серезлеев пообещал главе УФАС по Санкт-Петербургу Вадиму Владимирову, что конкурс подведомственная ему АНО «проведет в правовом поле». Субсидия была разделена по видам работ на три части, районным редакциям остался только контент – журналистские тексты.

Основной целью отмены конкурса в 2016 году и передачи денег в АНО Сергеем Серезлеевым декларировалось снижение расходов и получение доходов от рекламы. Ни того, ни другого не случилось. Обещанная реклама так и не появилась (до прихода в «районки» Серезлеева с его АНО некоторые редакции продавали рекламу самостоятельно, что давало частичную окупаемость. Приблизительная стоимость одного экземпляра «районки» до появления Серезлеева и АНО обходилась бюджету Петербурга приблизительно по 2 рубля за экземпляр, включая производство контента и распространение (см. подробнее: «Лениздат.Ру», «Мифическая оптимизация»). С 2017 года, когда вся субсидия окончательно была передана на распределение АНО, цена изготовления одной газеты выросла до 3,3 рубля. Примечательно, что с 2014 года ни роста зарплат, ни существенного роста стоимости услуг не было. Объем уникального контента, подготавливаемого журналистами, уменьшился: в газету добавили двухстраничную городскую вкладку, надобность которой, при наличии «Петербургского дневника», была не совсем понятна. Позднее, в 2018, году городская вкладка АНО «Районы. Кварталы» выросла уже до 4 полос, и в планах было довести ее до восьми полос, урезав районное содержание. Снизилась тиражность газет: АНО печатало 13-14 миллионов экземпляров против заявленных 19 миллионов экземпляров в год, без видимой системы. Куда потерялись тиражи и куда пошла экономия от них, Комитет по печати не сообщил. Журналисты «Лениздата» предположили, что при развозке реальные цифры газет, дошедших до читателя, оказываются еще ниже.

Пробуем разобраться

Увеличение бюджетов на одни и те же цели характерно для политики Сергея Серезлеева. Если посмотреть на расходы, заложенные Комитетом по печати в бюджете на 2019 год, выходит, что телеканал «Санкт-Петербург» получит 1,1 миллиард рублей против 759,8 млн рублей в 2018 году. Газета «Петербургский дневник» – на 100 млн рублей больше предыдущего - до 259,2 млн. В 2010 году, так сказать, на заре карьеры Сергея Григорьевича в Комитете по печати, где он трудился заместителем главы, расходы бюджета на телеканал «Санкт-Петербург» были 60 млн рублей. И это было при Валентине Матвиенко, которая вела активный диалог со СМИ.

Для журналистов «Санкт-Петербургского Курьера» до сих пор является загадкой: нужны ли были такие огромные миллиардные средства на собственный пул СМИ самому господину Полтавченко? Он вел аскетичный образ жизни, с прессой общался мало. И если не ему, то кому еще служил председатель Серезлеев? Явно не участникам медийного рынка, регулировать который он был поставлен.

И почему ключевые сотрудники ведомств не могут обеспечить необходимый результат своему начальству уже имеющимися миллиардными средствами? Эффективность работы и пресловутый kpi, как известно, далеко не всегда коррелируются с эффективностью расходования бюджетных средств. История Полтавченко – явное тому доказательство. Можно для сравнения вспомнить Приморье, где кандидата от власти на пост губернатора выбрали аж в третьем действе. И, судя по некрасивому следу от публикаций в СМИ, Олегу Кожемяко не огромные траты на медиа помогли. Трудно будущему губернатору пришлось на выборах как раз из-за, не литературным языком будет сказано, «накосорезивших» предшественников. А в Петербурге, судя по проводимым в данный момент и.о. губернатора Александром Бегловым отставкам, администрация президента Российской Федерации неэффективность сотрудников прежнего градоначальника (как и в Приморье) увидела.

Генератор всех конфликтов и чужих катастроф

Бюджет на 2019 год, в котором Сергей Серезлеев увеличил финансирование своего АНО, верстался в сентябре 2018-го, еще при Полтавченко. Комитет по печати оправдывал будущие траты предстоящими в 2019 году выборами.

Стоит вспомнить, что ранее этот же бронебойный аргумент послужил оправданием действий в другой спорной ситуации: тогда речь шла о переделе рынка наружной рекламы объемом 2 миллиарда в год, и все это проходило на фоне подготовки к выборам президента РФ Владимира Путина («Лениздат.ру», 2017 г. «Незаконные торги оправдывают выборами президента»).

Распределение мест под уличные рекламоносители было проведено в необычайной спешке. Несмотря на 27 жалоб, которые рассматривала ФАС, Комитет по печати фактически отказался исполнять предписание антимонопольщиков и провел конкурс в заявленные ранее сроки (несмотря на то, что ФАС обязывал комитет перенести их) и, соответственно, выбрал победителей без учета тех, чьи права были нарушены. Это привело к переделу рынка.  Напомним, что все три года с 2014 по 2017 год этот самый конкурс Комитет по печати никак провести не мог. Почти все рекламоносители не вписались в новый ГОСТ и стояли без договоров, Комитет по печати и его подведомственный ГЦРР не демонтировали их, а позволяли стоять и приносить прибыль. В итоге потеряла только городская казна – компании вместо арендных платежей в бюджет платили в казну лишь компенсации за незаконное обогащение, которые были несоизмеримо меньше. А конструкции чиновники сносили, очевидно, весьма избирательно, щадя определенные компании и выдавив с рынка ряд участников.

И в других отраслях, курируемых Серезлеевым, тот же алгоритм действий, что и с АНО. После его назначения на пост главы Компечати процент вознаграждения госструктуре резко увеличивается: так, в 2014 году ГЦРР вырос почти вдвое, с прежних 12% до 20%, а в некоторых моментах до 82% от полученных средств. Занимавший тогда должность директора ГЦРР Юрий Бурунов писал Серезлееву письмо, что не может освоить эти деньги. В итоге Бурунов уволился, а ГЦРР больше не жаловался на «неспособность освоить бюджеты». («Совершенно секретно», 27 июля 2017, «Мутные воды питерской «наружки»).

Великий оптимизатор

Получается, что все прошедшие годы сидевший в кресле председатель Комитета по печати Сергей Серезлеев выступал основным генератором конфликтов в подведомственных ему отраслях. Говоря на современном языке, всех троллил. Даже Полтавченко пришлось заступаться за своего сотрудника. А по-другому нельзя было?

Скандалами да расходами. Чем запомнится городу Серезлеев Фото: www.gov.spb.ru. Бывшему начальнику Сергея Серезлеева приходилось его защищать.

Надзорные службы назначали штрафы, ему грозила за неисполнение предписания УФАС дисквалификация на три года, его отставки требовали участники рекламной отрасли, в его адрес сыпались бесчисленные обвинения в коррупции, умышленной организации управляемого хаоса, создании совместно с метрополитеном монополии на рекламу в поездах метрополитена (счастливым монополистом стал «Метроном»), вытеснением негосударственных газет из подземки Санкт-Петербурга, в частности газет «Петровский курьер» и «Мой район». Деятельность Комитета по печати замыкалась в полном понимании «ресурсности системы»: если не отберем у других, нашим точно не хватит. Никому в профильном комитете по СМИ не пришло в голову, что Санкт-Петербург – это пятимиллионный город, это очень большой город, места для работы в котором хватит всем разнонаправленным СМИ, не нарушающим закон: и бабке, и внучке, и Жучке.

Впрочем, ситуация на рынке СМИ была как нельзя на руку Комитету по печати ввиду отсутствия в Санкт-Петербурге внятного отраслевого органа. В руководство Союза журналистов Петербурга входит достаточно взрослое поколение, которое больше привыкло держаться за власть, чьи ценности больше основываются на выживании, чем на выражении мнения. Все эти годы Союз журналистов находился в зависимости от бюджетных денег и играл политически на стороне действующей группы чиновников.
 

Родина приморских партизан
Чтобы понять всю нелогичность ситуации, устроенной Серезлеевым, надо понимать специфику районных СМИ. Районные газеты читают «динозавры» доцифровой эпохи, зрелая аудитория 55+, которая в любом случае охвачена государственными каналами «Россия-1» и «Первый канал». «Районка» ценна, близка своему читателю именно местными новостями: там ветерана наградили, здесь переулок переименовали.
Кроме денежных причин, основания отобрать без конкурса районные газеты у их некрупных частных издателей найти сложно. Редакция одной «районки» получает на издание газеты миллион рублей в год, или 90 тыс. рублей в месяц: это зарплата редактора, журналиста, корректора, верстальщика и налоги. Это, как Владимир Путин сказал в 2013 году об охоте США за Сноуденом, «все равно, что поросенка стричь: визгу много, шерсти мало».

Мысль о «контрреволюции» тоже слабодопустима. Хотя сам же Серезлеев делал в 2013 году громкие заявления перед издателями «районок» о недопустимости цензуры со стороны районных чиновников (мол, нельзя давать администрациям право вычитывать номер перед сдачей), содержание газет тщательно согласовывается с районом на уровне планирования, макет согласовывает АНО. За десять лет работы на рынке редакторам «КУРЬЕР-МЕДИА» не известна ни одна спорная ситуация.

Участники рынка теряются в догадках: может быть, уходящее руководство Комитета по печати – это тайные революционеры и они приближают смену режима? Не мог такой умный человек забыть, с чего началась «арабская весна». В 2010 году чиновница в маленьком городке Сиди-Бузид на юге Туниса изъяла у уличного торговца кассовый аппарат и опрокинула лоток с овощами. В итоге в Тунисе поменяли строй, а в Египте свергли правившего 30 лет президента. А может быть, теперь глава комитета по печати и «плюшевых» сотрудников «КУРЬЕР-МЕДИА» в оппозицию запишет?

Запомните этот твит
Редакция «Санкт-Петербургского курьера» связалась с Сергеем Серезлеевым, чтобы узнать, с чем связано решение изъять «районки» в пользу АНО, которое распределяет средства и проводит конкурс. Сергей Серезлеев сослался на решение своего подчиненного, Михаила Иванова, заместителя главы этой структуры.

Михаил Иванов не взял на себя ответственность за решение самостоятельно осваивать районные деньги на контент и сослался на руководство комитета по печати. В итоге редакция «СПб Курьера» оказалась в роли робкого мужчины из советского кинофильма «Не сошлись характерами»: когда говорит Люся – я слушаю Люсю; когда говорит мама – я слушаю маму. А коллектив «КУРЬЕР-МЕДИА» оставил за собой право в очередной раз обратиться с жалобой на действия Серезлеева в ФАС, соответствующее письмо написано заместителю руководителя администрации Президента РФ Сергею Кириенко. Понятие «право» выше чиновников, которые иногда сменяются.

Автор – штатный журналист газеты «Санкт-Петербургский курьер»

Комментарии

Comments system Cackle