ЦБ 21.04
USD 63.96
EUR 71.92

Тридцать лет спустя

Необычная все же вещь время: тянется долго, а пролетает совершенно незаметно...

Казалось бы, еще совсем недавно мы смотрели с тревогой и волнением на экранах своих черно-белых «Рекордов» и «Горизонтов» кадры новостей из Афганистана, а между тем уже миновало тридцать лет. Сменилась целая эпоха. И нет больше на карте мира той огромной страны, чьи солдаты стояли на перевале Саланг, несли боевую вахту в Герате и Кундузе, Кабуле и Кандагаре…

15 февраля 1989 года последний советский солдат, перейдя пограничную реку Пяндж, покинул обагренную кровью, выжженную солнцем землю Афганистана. Вчерашние молодые парни — десантники, танкисты, пилоты — превратились в зрелых мужчин. Некоторых уже нет с нами.
Накануне памятной даты мы встретились с руководителем Санкт-Петербургского отделения ВООВ «Боевое братство» (организации, объединяющей ветеранов локальных конфликтов), депутатом ЗакСа, председателем комиссии по делам ветеранов Игорем Высоцким, чтобы узнать, как и чем живут воины-афганцы сегодня.


— Игорь Владимирович, каким вы сами помните Афганистан?


— Афган мне никогда не забыть, хотя минуло уже почти сорок лет, как я попал туда в 1979 году молодым лейтенантом, выпускником Ленинградского высшего командно-артиллерийского училища. Был командиром минометного взвода в 56-й отдельной десантно-штурмовой бригаде. Тяжелое было время, но, как ни странно, я вспоминаю его по-доброму. Своих солдат, которые делились со мной сигаретами, сослуживцев. Когда мы выходили из Афганистана, жалели об одном — что нас сменят необстрелянные ребята. 
Смерть там каждого подстерегала. Одно я там усвоил: не бывает на войне рядовых и офицеров — все равны. Самому довелось попасть однажды в засаду под Имам-Сахибом: наш БМД подорвали душманы, а я с шестью осколочными ранениями был отправлен в госпиталь. Десять дней пролежал без сознания. Но выжил. А вот моя мама, приехавшая в Ташкент, где меня оперировали, не пережила тех дней… Демобилизовавшись, вернулся в родной Ленинград, служил в военном комиссариате Невского района. Возглавил организацию инвалидов Афганистана.


— Скажите, как и когда появилось петербургское отделение «Боевого братства»?


— Это произошло в 2008 году. Сама организация, которую возглавляет сейчас легендарный — не побоюсь этого слова — генерал-полковник Громов, была создана в 1998 году. Все началось с того, что ко мне как к председателю городской организации инвалидов Афганистана обратились супруги Гамзины, чей сын вернулся с той войны в цинковом гробу, с идеей установить в нашем городе на проспекте Славы памятник павшим воинам-интернационалистам. Проект в ту пору был беспрецедентный — первый в постсоветской России памятник афганцам. Сейчас почти в каждом крупном городе есть такие монументы. Но дело в том, что после смены общественной формации война в Афганистане была признана захватнической, а сами ее солдаты были преданы обществом и государством забвению. Даже в школы на уроки мужества перестали приглашать ветеранов-афганцев, стыдливо отводя глаза… 
Не стану давать моральную оценку самой афганской войне, но память товарищей, павших вдали от Родины, которую их отправили защищать, была для нас священна. Активно взявшись за дело, мы добились воплощения проекта в жизнь. Одновременно пришло и осо­знание того, что в городе на Неве нас, прошедших Афганистан, Анголу, Йемен и другие горячие точки, немало. И многие из нас нуждаются в помощи, поддержке. Так и появилось городское отделение «Боевого братства».
 На сегодняшний день наша организация уступает по численности лишь отделению Московской области — порядка трех тысяч одних афганцев, помимо ветеранов других войн. Но не считаю это своей личной заслугой. Просто люди у нас подобрались активные и неравнодушные. Сложилось настоящее братство единомышленников, готовых стоять друг за друга горой. Даже парк Боевого Братства появился на углу улиц Джона Рида и Бадаева. А в нем открылись еще два памятника воинам-интернационалистам. В том числе и бойцам 6-й роты, среди которых было и 15 наших земляков-ленинградцев…


— Игорь Владимирович, за годы работы петербургского «Боевого братства» было проведено множество различных мероприятий. Какие моменты вы считаете наиболее значимыми?


— Пожалуй, среди самых важных реализованных проектов нашего отделения назвал бы обеспечение жильем всех инвалидов-афганцев. Это произошло благодаря помощи президента России Владимира Владимировича Путина и правительства Санкт-Петербурга к 25-летию вывода советских войск из Афганистана. 307 человек получили отдельные квартиры. Что касается инвалидов-афганцев I, II и III группы, а также вдов и матерей наших павших товарищей, то нам удалось добиться того, что помимо денежной выплаты из федерального бюджета они получают дополнительные средства из бюджета города. 
Но мы не останавливаемся на достигнутом. В этом году рассчитываем, что все ветераны Афганистана, нуждаю­щиеся в улучшении жилищных условий, отпразднуют новоселье. Как руководитель организации приложу все усилия, чтобы это начинание было доведено до конца. Еще одним важным моментом нашей работы считаю учреждение специальной стипендии для лучших учеников школ. Лучших в учебе и активно участвующих в общественной жизни. Причем средства для этих стипендий берутся не из бюджета — а за счет средств нашей организации. 
Что касается идеологической работы, перед нашей организацией — имею в виду не наше отделение, а в масштабах России, — стоит задача по восстановлению истинных фактов истории периода афганской войны. Мы не собираемся идеализировать участие советских войск в конфликте, но нельзя и отрицать того факта, что Советский Союз помог отсталому в экономическом плане Афганистану строительством школ, больниц, промышленных предприятий. Были построены дороги и аэропорты.  Не бывает в истории только белых и только черных страниц.

Беседовал Тимур Савченко
На фото: Мероприятие «Боевого братства»  на Пискаревском кладбище.

 

Комментарии

Comments system Cackle