ЦБ 20.04
USD 63.96
EUR 71.92

Ушел великий Сергей Юрский

«ПК» собрал яркие высказывания актера о себе

Ушел Сергей Юрский. Этого актера называют аксакалом театрального движения, одним из последних представителей уходящей эпохи, интеллектуальным динозавром. Важно еще и то, что у Сергея Юрского абсолютно безупречная репутация. За долгую жизнь — никаких скандалов, сплетен, интриг. 

Удивительный актер, непревзойденный чтец, яркий режиссер. О его ролях написано много. В последние дни вспоминали его Чацкого и Тузенбаха в постановках Товстоногова, режиссерские работы в БДТ и Театре им. Моссовета. Его кинороли — россыпь характеров и судеб. Остап Бендер в «Золотом теленке» был признан лучшим Бендером в кинемато­графе. До сих пор зрители вспоминают его директора школы Сорокина (он же Викниксор) в «Республике ШКИД», Груздева в сериале «Место встречи изменить нельзя», дядю Митю в комедии «Любовь и голуби». Всего в кино у Юрского полсотни ролей, а еще были яркие работы в дуб­ляже зарубежных лент и озвучивании мультфильмов, сценарии, режиссура в театре и кино. 

Сегодня, когда о творчестве выдающегося артиста не высказался только ленивый, мы хотим вспомнить, что сам Юрский говорил о себе, жизни и творчестве. 

О детстве 

Все списывали, пользовались шпаргалками. Я — нет. Отличников всегда бьют, и правильно делают. Отличники — люди неприятные. Меня не били. Потому что я был из цирка, а циркачи… они как цыгане. Их отчасти боятся. Мой отец был руководителем цирка — сначала Ленинградского, потом Московского. И каждый день я видел цирковые представления. Месяц за месяцем, год за годом. И я, естественно, двигался в этом направлении. 

Об отце 

Он мой пример. Его человеческий талант — в общении с людьми, потому что он был человеком очень общительным, и широкий круг его друзей дал мне с детства возможность увидеть, какие бывают люди. И это поколение для меня — предмет поклонения. Они очень тревожно, тайно, двойно жили, как и мы потом, но все-таки в другом ритме. Но тех людей я не забыл. Они для меня крайне важны. Их объединяло то, что они учились одному, читали примерно одно, а дальше уже думали сами. И потом они, слава богу, были лишены телевидения и радио. Общение их было очень плотным и содержательным. 

О патриотизме 

Я считаю себя патриотом, никогда не имел в голове даже вариантной мысли: а не попробовать ли мне стать французом? Или еще кем-то? Не было этого! Не гожусь! Потому что я тоже такой — со всеми грехами моего народа, с его каким-то странным попустительством в отношении собственного быта, со всеми достоинствами и недостатками того слоя, который называется словом «интеллигенция». Интеллигенция как слой сегодня рухнула. Но ее надо возрождать. Этот смазочный материал между разными классами или социальными группами. Потому что без этой смазки скребет и могут зубцы поломаться. 

Об уходе из БДТ 

Я осознал, что БДТ превратился в несколько замкнутое пространство, в котором самодостаточность привела к некоторой испорченности глаз, забвению того, что вообще вокруг мир существует. Мне кажется, там начались перемены, которые можно было назвать некоторым затуханием творческого процесса. Самым рисковым моим поступком был этот уход от Товстоногова. А вообще я верю, что в нашей жизни многое предрешено. 

О выборе ролей 

У меня такой принцип — надо всегда отказываться. Часто предложение больше не повторят, значит, не слишком я был нужен. А если будут настаивать, то, может быть, стоит согласиться. 

Об идеальной женщине 

Каждый раз, когда я влюблялся, мне казалось, что именно она и есть идеальная женщина. Мало того, я в этом совершенно убежден. Наверное, именно поэтому мы так долго вместе с Натальей Теняковой. 

О деньгах 

Вот многие радуются и завидуют тем, кто выигрывает крупные суммы денег. Меня спрашивают, хотел бы я тоже? Нет! Не хотел бы. Я бы не смог справиться. Это то, что Раневская называла «затруднение от излишества возможностей». 

О возрасте 

Люди не хотят стареть, держатся за наш мир. Всем хочется не столько быть детьми, сколько просто вести себя словно дети. Почему? Да потому, что это очень похоже на свободу. Людям кажется, будто дети очень свободны и могут удовлетворить любой свой каприз. Вот и возникает идея: почему бы и нам не вести себя так же? Тем более что условия позволяют. 

Это плохо. Дети должны быть детьми, взрослые — взрослыми, а пожилые — пожилыми. Жалко только, что сегодня у нас окончательно исчезает традиция почтения к старикам. По-моему, не было ничего плохого в том, что гимназисты шаркали ножкой перед почтенным человеком.

Ольга Журавлева

Фото: кадр из фильма "Золотой теленок" /  Борис Кавашкин / Фотобанк Лори

Комментарии

Comments system Cackle