ЦБ 22.09
USD 76.04
EUR 90.01

Война со шпилями: как маскировали Ленинград

Представить современный Петербург без доминант — шпилей Петропавловской крепости, Адмиралтейства, Михайловского замка или купола Исаакиевского собора — невозможно, а уж Дворцовую площадь без Александрийского столпа — тем более. Сегодня в это трудно поверить, но, когда Ленинград оказался в кольце блокады, военные предлагали разобрать доминанты, а главную площадь города освободить от колонны, чтобы под окнами Зимнего дворца разместить аэродром.

23 января 2020, 00:37

Переубедить спецов в погонах было не просто, однако начальнику Государственной инспекции по охране памятников Николаю Николаевичу Белехову и главному архитектору города Николаю Варфоломеевичу Баранову это удалось. От самолетов на Дворцовой отказались, а доминанты и другие стратегические объекты решили не уничтожать, а маскировать. О том, как спасали и защищали знаменитые на весь мир памятники во время Великой Отечественной войны, рассказывается в фильме-расследовании «Архитектура блокады», снятом режиссером и автором сценария Максимом Якубсоном при поддержке проекта «Сохраненная культура». Премьера документальной ленты состоится в Доме кино на Караванной улице 27 января — в День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, в наш петербургский День Победы.

«Это сейчас мы привыкли, что существует промышленный альпинизм, а тогда подобного опыта не было, — рассказывает Максим Якубсон. — И тут для меня большим открытием стали мемуары блокадницы Натальи Михайловны Уствольской, непосредственной участницы тех событий. Она пишет, что до войны отношение к альпинистам было довольно скептическое, даже настороженное: мол, занимаются люди какой-то бесполезной ерундой, ходят в горы. Но с наступлением блокады именно альпинисты включились в помощь городу, благодаря им были укрыты «золотые вершины» Ленинграда. Недаром в Петропавловской крепости рядом с собором установлен памятный знак, где перечислены имена участников той операции: Михаила Боброва, Алоизия Зембы, Александры Пригожевой, Ольги Фирсовой, Михаила Шестакова». 

Кадр из блокадной хроники// Оператор: Олег Иванов

Еще один, уже малоизвестный факт блокадного времени: жителям Ленинграда строго запрещалось рисовать или фотографировать окруженный врагами город. Разрешено это было только архитекторам. 
«Благодаря зарисовкам Якова Осиповича Рубанчика или бывшего главного архитектора Ленинграда Льва Александровича Ильина — их работы хранятся в Музее истории города в Петропавловской крепости, и они есть в нашем фильме — мы можем представить истинный облик того, осажденного Ленинграда. Потому что большинство известных фотографий и хроник сделаны по специальным разрешениям и постановочны», — делится режиссер.

По словам Максима Якубсона, документальный фильм «Архитектура блокады» заставляет по-новому увидеть и переосмыслить события страшных блокадных дней. 

«Мы не ставили перед собой цели сделать подробное технологическое исследование. Хотя о маскировке Смольного или стоявших в Неве кораблей в фильме говорится довольно подробно. Важнее было рассказать о людях разных профессий: как они взаимодействовали друг с другом, чтобы спасти город, как они вели диалог с самим городом — осажденным, страдающим. И как теперь мы воспринимаем, ощущаем то время. В итоге собрался огромный материал, многое не вошло в фильм, и, надеюсь, мы будем продолжать начатое дело», — говорит режиссер.

Кадр из фильма «Архитектура блокады»

Идея документального фильма о подвиге архитекторов, художников, инженеров, сотрудников инспекции по охране памятников принадлежит главе проекта «Сохраненная культура», авторитетному петербургскому юристу Виктору Наумову. Во время блокады его дед Александр Иванович Наумов занимал должность заместителя главного архитектора Ленинграда. Вместе со своим руководителем — Николаем Варфоломеевичем Барановым — он еще до войны разработал план маскировки Ленинграда, а во время войны заведовал всеми маскировочными работами. Еще один факт: в 1942 году, в самые тяжелые дни блокады, находясь в осажденном, голодающем городе, Наумов и Баранов начали разработку генерального плана восстановления и развития послевоенного Ленинграда. Настолько сильна была их вера в Победу.
 Кстати, в фильме принимает участие внук Николая Баранова — тоже архитектор по образованию, ныне настоятель Петропавловского собора архимандрит Александр (Федоров). А также потомки блокадного архитектора Игоря Георгиевича Явейна: известные ныне петербургские зодчие Олег и Никита Явейны рассказывают, как их отец руководил в войну маскировкой ленинградских вокзалов.

Зрители «Архитектуры блокады» также узнают про макет Смольного в натуральную величину, который был размещен на несколько сот метров ближе к Таврической улице, в то время как само здание замаскировали под парк. 

«Территория вокруг Смольного была оцеплена, горожан туда не допускали, все очень жестко охранялось. Удивительно, но здание, где находилось руководство города, не пострадало, а вот по площади перед ним ударов было много, — говорит режиссер. — Задача маскировки была — запутать летчиков. Она сбивала их с толку, потому что, несмотря на наличие подробных планов и карт, они с воздуха видели другие объекты, и в результате обманки принимали на себя основной удар».

Участвуют в расследовании и современные ученые — исследователи блокады: доктор исторических наук Никита Ломагин, военный историк Вячеслав Мосунов, первый заместитель председателя КГИОП Санкт-Петербурга Александр Леонтьев и начальник отдела КГИОП Юлия Бахарева. А одним из эмоционально ударных эпизодов в картине стали фрагменты и мотивы спектакля «Гекатомба. Блокадный дневник», поставленного режиссером Яной Туминой в театре «На Литейном». 

Первый заместитель председателя КГИОП СПб Александр Леонтьев// кадр из фильма «Архитектура блокады»

Напомним, что премьера фильма «Архитектура блокады» ожидается в Доме кино 27 января, начало в 19.00. Вход свободный.

Комментарии

Comments system Cackle