ЦБ 12.08
USD 60.62
EUR 62.52

Сапер не может не бояться

Как преодолевают страх те, кто первым встает на пути террористической угрозы

Взрыв самодельного устройства – самый распространенный вид террористической атаки во всем мире. Северную столицу эта беда долго обходила стороной. Но пять лет назад, весной 2017 года, в поезде метро, следовавшем по перегону «Сенная площадь» – «Технологический институт», сработала бомба. Одиннадцать человек, включая смертника, погибли на месте. Еще пятеро скончались в больницах. За медицинской помощью обратилось более полусотни человек.

В другом намеченном для атаки месте удалось избежать трагедии благодаря профессиональным действиям сотрудников инженерно-технического отдела ОМОН «Бастион» Главного управления Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Они на станции «Площадь Восстания» с риском для жизни обезвредили взрывное устройство. А ведь у них на счету не только то СВУ. Сотни взрывоопасных предметов, несших смерть людям, были до той бомбы и после нее.

Кто же эти люди, ежедневно встречающиеся лицом к лицу с опасностью?

– В эту профессию приходят по зову души, – рассказывает ветеран ОМОН, старший лейтенант полиции в отставке Павел (фамилию он просил не называть. – Прим. авт.). – «Пассажиров» крайне мало. Я до перехода в ИТО долго служил в другом подразделении ОМОНа. Но когда образовалась вакансия, мне предложили попробовать.

Потом была учеба в специальном центре, по окончании которой началась собственно работа. Как вспоминает Павел, ни мама, ни знакомые вплоть до увольнения из отряда даже не догадывались, где и кем он работает.

– Каждый из нас в жизни обычный человек, со своим характером, привычками, – говорит взрывотехник. – Вот только по хобби можно догадаться, что на работе часто приходится испытывать стресс, выброс адреналина в кровь. Большинство выбирает экстремальные виды спорта: парашютизм, мотоспорт, дайвинг. Почти у всех есть лицензии на оружие. У кого-то и вовсе официально зарегистрированные коллекции.

Бывает ли саперу страшно? Павел не стесняясь отвечает: да! Страшно всем. Если этого чувства нет, ситуация потенциально опасна для взрывотехника – пора к доктору.

Но только в тот момент, когда подходишь к предмету, который потенциально может оказаться самодельным взрывным устройством. Независимо от того, что окажется внутри пакета, коробки или другого предмета. Когда пошла работа, уже не до страха – делаешь то, чему тебя учили, что умеешь.

Так было и 3 апреля 2017 года на станции «Площадь Восстания».

– Мы возвращались с другого вызова, – вспоминает Павел. – Почти доехали до базы, когда пришла информация об обнаружении бесхозного предмета на станции «Площадь Восстания». Вызов был рядовым – в то время заявок на «бесхоз» было много. Это сейчас служба безопасности метро вооружена новыми приборами, которые улавливают пары взрывчатых веществ, и другой техникой. А тогда вызывали саперов, даже обнаружив пустую коробку от гамбургера.

По словам Павла, людей к моменту прибытия взрывотехников со станции эвакуировали. Перед саперами в пустом вестибюле напротив переходного эскалатора стояла большая новая сумка. Как вспоминают саперы, первая мысль, которая пришла им в голову, – придется испортить такую дорогую новую сумку, а затем придется писать кучу бумаг, объясняя, зачем это сделали.

Сначала с помощью «кошки» (крюк на длинном тросе) находку сдернули с места. Это делается для того, чтобы на безопасном расстоянии сработали датчики движения, если они установлены на взрывном устройстве. И когда уже собирались осторожно открыть сумку, подбежал дежурный по станции и сказал, что в районе то ли «Технологического института», то ли «Сенной» произошел взрыв.

– Решили, что верить не будем, а продолжим делать свою работу. Когда вскрыли, позвонил дежурный и велел ехать на «Техноложку», где произошел взрыв. Но мы уже видели, что у нас СВУ. Уже потом выяснилось, что оно было раз в пять мощнее того, что сработало в перегоне на «Сенной», – вспоминает Павел.

Поняли, что надо действовать так, как нас учили. Обследовав устройство, саперы приняли решение отстрелить исполнительный механизм с помощью специальных технических средств, которые были в машине.

– Для каждого из нас это был не первый случай работы с реальным СВУ, – рассказывает Павел. – Просто этот стал самым резонансным. А так – обычная работа. Если бы не было взрыва в вагоне, никто бы и не узнал.

Не удержавшись, задаю вопрос: что опаснее – самопал или изготовленное в заводских условиях взрывное устройство?

– Принципы работы у всего одинаковые, – поясняет Павел. – Самое плохое, когда идиот собрал неправильно. Тогда риск нештатного срабатывания гораздо выше.

Но бывают в жизни взрывотехников и курьезные случаи.

– Как-то с напарником подходим к большому пакету, – с улыбкой рассказывает Павел. – А он большой знаток кулинарии и отличный повар. И он еще издалека говорит – борщ! Открываем пакет, а там и в самом деле разбитая банка борща.

Еще одна тема, которая вызывает улыбку у профессиональных саперов, – это сцены в кино, когда главный герой мучительно долго выбирает: какой провод ему перерезать, красный или синий?

– В реальной жизни СВУ собирают из того, что есть под рукой, – поясняет Павел. – Террорист никогда не будет озадачиваться тем, какого цвета провода применить в схеме. Поэтому нам нужно уметь быстро и точно понять принцип действия устройства, чтобы обезвредить его. Наш профессионализм должен быть выше, чем у преступника.

Игорь Осочников,
фото - Павел Калинин

Комментарии

Comments system Cackle