ЦБ 15.08
USD 60.9
EUR 62.54

Терроризм оставляет шрамы в истории России

О покушениях и наказаниях рассказывают музеи Северной столицы

Терроризм как явление далеко не нов. Термин вошел в обиход в годы Великой французской революции в конце XVIII века. В Россию он пришел почти столетие спустя. Он оставил свои шрамы на теле страны и Петербурга, который был тогда столицей империи. Мы хотим провести небольшую виртуальную экскурсию по этим местам.


Храм Спаса-на крови построен на месте смертельного ранения Александра II


На Смоленском кладбище, недалеко от часовни Ксении Блаженной стоит созданный на народные пожертвования памятник героям-финляндцам. Здесь похоронены одни из первых жертв террора в России – солдаты Лейб-Гвардии Финляндского полка, погибшие от устроенного народовольцем Степаном Халтуриным взрыва в Зимнем дворце 5 (17) февраля 1880 года. Планировалось покушение на Александра II, а погибли ни в чем не повинные солдаты дворцового караула.


Государственный музей политической истории России. Инструменты Степана Халтурина, который проник в Зимний дворец, доставил взрывчатку в подвал и замаскировал среди материалов для ремонта. Вместо Александра II были убиты и ранены 40 солдат Финляндского полка.


Один из красивейших храмов Петербурга – собор Воскресения Христова на набережной канала Грибоедова, больше известный как Спас-на-Крови. Он воздвигнут на том месте, где 1 (13) марта 1881 года представителями организации «Народная воля» в результате седьмого (!) покушения Александр II был смертельно ранен и в тот же день скончался.


Государственный Эрмитаж. Мундир императора, который был на нем в момент покушения. Охота на царя продолжалась 15 лет от выстрела Каракозова у Летнего сада в 1866 году до взрыва на набережной Екатерининского канала 1 марта 1881 г. Революционеры винили царя в «ограблении крестьян», не считаясь с тем, какое сопротивление ему пришлось преодолеть для отмены рабства.


В условиях нарастания угрозы государственному строю вынуждены были более активно действовать и правоохранительные органы страны. Террористов разоблачали, арестовывали, судили, казнили или приговаривали к каторжным работам. Понятно, что содержать их в камерах с уголовниками было нельзя. Появлялись «политические» тюрьмы. На территории Музея истории Петербурга их аж две. Одна в самом центре Северной столицы – в Петропавловской крепости на Заячьем острове. Другая – в крепости Орешек, расположенной на Ореховом острове у истока Невы. В том, что оба узилища находятся на островах и под защитой крепостных стен – нет ничего удивительного. Содержавшиеся там преступники требовали особого внимания и надежной охраны.

Тюрьма Трубецкого бастиона была построена в Петропавловской крепости в 70-х годах XIX века. В плане здание выглядит как пятиугольник, полностью повторяя обводы бастиона.  С первых дней она выполняла функции следственной политической тюрьмы. Заключенные в ней находились в ведении Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии – высшего органа политической полиции Российской империи. В тюрьме действовала строжайшая система одиночного содержания, целью которой была полная изоляция заключенных от внешнего мира и узников соседних камер. Охрана осуществлялась единственной в стране специальной Наблюдательной командой, для усиления которой в 1880 году была придана команда жандармских наблюдателей.

Здесь до дня казни находился один из организаторов убийства Александра II народоволец Андрей Желябов.

Крепость Орешек начала использоваться как политическая тюрьма почти сразу после завершения Северной войны, когда после строительства в устье Невы Петропавловской крепости и фортов в Финском заливе она потеряла свое военное значение. Одной из первых ее узниц стала сестра Петра I царевна Мария Алексеевна. Ее посчитали участницей заговора против царя. После смерти императора в крепость перевели из Ладожского монастыря его первую жену Евдокию Лопухину. Здесь же содержался юный царь Иван VI,  свергнутый с матерью-регентшей в эпоху дворцовых переворотов.

Сперва узников содержали в казематах цитадели и примыкавшей к ней Светличной башни. В 1798 году там был возведен одноэтажный Секретный дом, за которым окончательно закрепился статус политической тюрьмы.

К концу 1860-х годов политических узников перевели из крепости, а саму тюрьму планировали закрыть. Но рост числа террористических актов вынудил изменить планы.


Народовольцы не были безоговорочными приверженцами насилия. Через полгода после теракта у Екатерининского канала они  осудили покушение на президента США Джеймса Гарфилда: «В стране, где свободная народная воля определяет не только закон, но и личность правителей — в такой стране политическое убийство есть проявление деспотизма. Деспотизм личности и деспотизм партии одинаково предосудительны».


Более того, в дополнение к Секретному дому построили Новую тюрьму, прозванную «Народовольческой», по большинству ее узников. В конце XIX – начале XX веков крепость Орешек стала местом казни приговоренных. За период с 1884 по 1906 год здесь были казнены 15 заключенных. Среди них – старший брат Владимира Ульянова – Александр. Он и еще четыре участника подготовки покушения на Александра III были повешены 135 лет назад – в мае 1887 года во дворе цитадели. Последним в Орешке был казнен в 1905 году убийца великого князя Сергея Александровича Иван Каляев. Могила всех казненных находится здесь же на острове у стен крепости со стороны Ладоги.

Вот так вкратце в музейной экспозиции выглядит история русского терроризма. Но следует отметить, что террор на рубеже XIX – XX веков и сегодня – это большая разница.

– В те годы терроризм чаще всего является результатом абсолютного убеждения в обладании высшей, окончательной истиной, уникальным рецептом «спасения» своего народа, – поясняет историк Валерий Викторов. – Его целью становилось не население страны, а представители отдельного социального слоя. Сегодня международный терроризм превратился в инструмент запугивания целых стран, способ решения более глобальных задач, вплоть до мирового господства. Бороться с ним можно только путем принятия политических, правовых и других мер по предупреждению и пресечению террористической деятельности, имея научное понимание цели деяний, определение сил и обстоятельств, порождающих их.

Игорь Осочников,
фото - Павел Калинин

Комментарии

Comments system Cackle