ЦБ 06.10
USD 59.4
EUR 58.06

Запретные плоды творчества: не продавать, не распространять

Опасно ли хранить экстремистские книги и записи

В перечне экстремистских материалов на сайте Минюста содержится более пяти тысяч книг, брошюр, аудиофайлов и видеозаписей. Что делать человеку, если в его домашней библиотеке или на компьютере оказался запрещенный материал? Разобраться помогает адвокат Игорь Ким.

Хранение — не преступление

Экстремистская литература может оказаться в домашней библиотеке случайно. Дали брошюру на улице, купили целиком библиотеку у переезжающего соседа, сняли квартиру,  где много хозяйских книг и периодики. Или произведения, еще недавно входившие в школьную программу, могут по воле законодателей и судей угодить в расширяющийся черный список. А если у Пушкина* и Достоевского* в книгах затесалось что-то «не то»? Или у Салтыкова-Щедрина* и Оруэлла** найдут дискредитацию государства, оскорбление чувств верноподданных и разжигание ереси?

Игорь Ким поясняет: сам факт того, что в доме есть экстремистская литература, – это не преступление. Более того, эксперт подчеркивает, что антиэкстремистский закон не запрещает читать и изучать такие издания.

Стоит отметить, что силовые ведомства, сообщая о задержанных за экстремизм, нет-нет да и указывают, что по месту жительства была обнаружена экстремистская литература. Но эти фразы, говорит адвокат, используются скорее как дополнительные сведения о личности подозреваемых, ведь важен не сам факт того, что литературу нашли, а для каких целей ее использовали.

По словам Кима, преступление начинается тогда, когда экстремистские материалы пытаются продать или распространить.

– Если вы выставите объявление о продаже таких книг, это может стать составом преступления, – разъясняет эксперт. Поэтому он призывает быть очень внимательным при продаже букинистики, особенно библиотек целиком.

Преступлением является и тиражирование экстремистской литературы. То есть издательства не могут выпускать книги из числа тех, что включены в реестр Минюста. Внимательными стоит быть владельцам и сотрудникам небольших типографий и копицентров. Если к ним поступает заказ на тиражирование брошюры, которая может быть экстремистской, лучше перепроверить, нет ли этих материалов в реестре.

Не частная песня

С музыкой и видео ситуация сложнее, чем с книгами.

– Если музыка и видео находятся на вашем личном компьютере или загружены в телефон и вы слушаете их в наушниках, то здесь логика такая же, как с литературой. Личное пользование – не преступление. Но все меняется, когда включаются колонки или запись оказывается на странице пользователя в соцсети. Здесь с позиции правоохранительных органов уже начинается распространение экстремистских материалов, – говорит Игорь Ким.

Эксперт отмечает, что аккаунт в соцсети – это не приватная площадка. Зайти на страницу гражданина может любой другой пользователь.

Администрации соцсетей регулярно удаляют экстремистские материалы. Но дело в том, что те же музыкальные треки заливаются самими пользователями и имена файлов в каждом случае разные. Поэтому песня, которую нельзя распространять, может и остаться в системе. И здесь, говорит адвокат, действовать необходимо именно самому пользователю. Если в его трек-листе есть экстремистская песня, то ее нужно удалить, и чем быстрее, тем лучше.

– Даже если песня была залита в соцсеть десять лет назад, а экстремистской ее признали только что, то с позиции законодательства человек все равно совершает преступление. Оно в данном случае длящееся, – объясняет Ким.

Песни, залитые на страницу в соцсетях, с позиции закона выглядят так же, как если бы гражданин вынес колонки на центральную площадь и включил песню на полную громкость.

Три правила музыкальной гигиены

Игорь Ким дал три рекомендации читателям, которые позволят избежать многих проблем с «не теми» песнями в соцсетях.
Во-первых, эксперт советует закрыть страницу, чтобы посторонние не смогли прочитать стену, увидеть аудио- и видеофайлы. Особенно это важно для тех, кто любит добавлять себе на страницу треки «про запас», чтобы послушать их позднее.

Во-вторых, можно устраивать «тест на вежливость». Если в песне кого-то оскорбляют, то она вполне может оказаться экстремистской. Стоит сильно подумать, прежде чем добавлять такую композицию в свой трек-лист.

В-третьих, имеет смысл регулярно проверять аудио- и видеозаписи со своей стены в Федеральном списке экстремистских материалов.

Адвокат соглашается, что пользователям, у которых тысячи треков в соцсетях, это может быть неудобно. Но эксперт говорит, что это необходимо, ведь аккаунт в соцсети в последние годы стал рупором, через который человек публично выражает свою позицию, а значит, важно следить внимательно за каждым словом, причем не только своим, но и тех артистов, песни которых транслирует пользователь на личной странице.

Алиса Михайлова,
фото: Никита Хлебников

* Ни один из перечисленных авторов на 15.09.2022 не запрещен в России.
** Роман-антиутопия Джорджа Оруэлла включен с 2019 года в программу «Культурные нормативы школьников». Книга была запрещена в СССР до 1987 года. В Белоруссии она изъята из продажи с мая 2022 года.

Комментарии

Comments system Cackle